Секс / Знакомства стамбул для россиян

Отели Турции

    Список разделов|Общение, дружба народов, развлечения и тусовки|Турецкая любовь

Стамбул: город мужчин.

Тяготы и радости турецкой любви. Обмен опытом и советы

Стамбул: город мужчин.

Московскую апатию и аноргазмию можно лечить. Женщин всех возрастов и комплекций ждут с нетерпением в турецком культурной столице, старинном городе Константинополе. Прогулки по дворцам, изнывающим от роскоши, в объятиях юного красавца, изнывающего от самой настоящей влюбленности в вас. Вот они, перспективы секс-туризма в Турции.

Мое эротическое путешествие начинается с человека по имени Хакан. Планируя недельную поездку в Стамбул, я готовлю ряд писем для менеджеров отелей, общий смысл который сводится к следующему: "Я бедный журналист, дайте мне скидку в вашей прекрасной гостинице." В тщательно продуманный список отелей с историческим прошлым (по крайней мере, успешно имитированным) случайно попадает семейный отельчик Абрикос - исключительно из-за названия и действительно абрикосового цвета фасада. Хотя нет. У него еще одно достоинство - территориальная близость с Голубой Мечетью (я твердо решила не селиться в гостиницах европейского типа, а забраться в самые дебри национального турецкого беспредела).
Менеджеры отелей, по идее, расторопные парни. Я жду ответа на следующий день, но мои ожидания предвосхищает письмо из отеля с симпатичной окраской. С момента отправки запроса прошло часа три. Некто Хакан, владелец "Абрикоса" приглашает меня в гости. Бесплатно. Скидки, полученные от прочих отелей назавтра, меркнут перед таким предложением.
Я радостно сообщаю об удаче коллегам. Мне не верят, да я и сама не верю. "Вот оно, правильное ведение бизнеса," - думаю я своим холодным северным умом. Столько мыслей о работе, и ни одной о сексе.


Не при свечах
Я прилетела ночью. Хмурый водитель молча отвез меня в отель. Где прямо с порога меня приветствовал турецкий секс - в своей демо-версии. Пока портье разбирался с ключом от комнаты (медленно и еще медленнее), я имела счастье прослушать от начала до конца чей-то громкий и столь же неторопливый половой акт. Вместе со мной его слушала вся маленькая, 16 номеров на трех этажах, гостиница "Абрикос".
"Хороший любовник," - с видом эксперта заявил портье, потрепав меня по щеке. Было неясно, себя он имел в виду или источник звука, но меня такое проявление панибратства покоробило. Сделайте мне скидку: это был даже не первый турецкий день. Все лишь первые часы в эротическом раю для одинокой белой женщины - в Стамбуле.
"Он знает свое дело на пять," - уточнил портье, и тут погас свет. "Не волнуйтесь, это во всем районе". Нет, у него нет свечей. У него есть только карманный фонарик, который он мне оставить не может.
Нет высшего блаженства, чем оказаться в незнакомом номере в полной тьме, страстно желая принять душ, разложить вещи и лечь спать. Из этих трех приятных вещей мне оставалась только последняя. Меж тем, хороший любовник за стенкой приступил к следующей части показательного выступления.


Разговорный жанр
Первым словом следующего утра стало слово "секси". Сдавая портье ключи, я поинтересовалась, уместна ли моя одежда для прогулок по городу. Часто бывая в мусульманских странах, я научилась держать себя в руках и, несмотря на жару, носить кофточки с длинным рукавом. Поймите правильно, Стамбул - не курорт, в числе прочих здесь живут правоверные мусульмане, которые не намерены терпеть. Поэтому я решила ходить в брюках (от греха подальше) и открытых майках (стоит ли ехать на юг и не воспользоваться солнцем?).
Портье задумчиво оглядел меня и вынес вердикт. "Ты очень секси, поэтому с тобой будут все разговаривать, но это ничего страшного." Ага, просто разговаривать, я готова, я уже была в Кемере и слышала все эти: "Красавица, подь сюда".
Я была готова к агрессии горячих восточных мужчин. Но не была готова к разговорам, как средству коммуникации с противоположным полом. Одинокая белая девушка может проводить все дни стамбульского отпуска в нон-стоп разговорах с местными. И объяснение этому феномену может быть только одно: им беспросветно скучно со своими женщинами.
Как интердевочки эпохи перестройки алкали фирмачей и были готовы влюбиться в последнего задрипанного финна, так турецкие мальчишки, один другого сексапильнее, волочатся за белыми дамами любого возраста в надежде, что обломится.
В отличие от интердевочек, турмальчикам нужен по преимуществу секс.


Почувствуй себя лучше
Чтобы познакомиться с представителем противоположного пола, русской женщине на родине требуется максимум сноровки. Начать с идеального внешнего вида, который будет стоить ей кучи денег, и заканчивая умением плести хитрую вязь эротической интриги.
Обычно, мужчина, ради которого начинается этот сыр-бор, не стоит даже косого взгляда. Но за неимением лучшего, мы привыкли охотиться на дохляк, а потом бурно возмущаться, почему зайчик не скачет.
Дорогие женщины! Отчаявшиеся! Со слезами на глазах и прижимая руки к сердцу, заверяю вас - бегом в Стамбул. Захватите лучшие платья с открытой спиной. Они вам пригодятся. Вы будете утопать в комплиментах и предложениях. В том числе, совершенно серьезных и искренних. И исходить они будут от весьма небедных людей.
Стамбульские мужчины занимают по отношению к женщине именно ту активную, но неагрессивную позицию, которая и искома нами, заледеневшими феминистками. К концу первого дня в Стамбуле я начала оттаивать. Я стала говорить "привет" людям, которые здоровались со мной на улице. Я начала слабо улыбаться - мышцы, отвечающие за эту простую мимическую гримасу, оказались нетренированными.
В Стамбуле надо улыбаться не вежливой европейской и не бодрой американской, а чарующей, скользящей эротической улыбкой-обещанием. В контексте восточного гедонизма, который сочится здесь из каждого наргиле-кафе, из оттоманских садов и парков с диванами под сенью раскидистых деревьев, в такой манере улыбаться нет ни грамма порочности.
Не надо винить себя за то, что вы воспользовались чьим-то кошельком и гостеприимством, что вы пили чью-то красоту по капельке и ничего не оставили взамен. Белая женщина, ее общество, ее расположение здесь - наивысшая плата. Потому что мужчин в этом городе почти вдвое больше, чем женщин.


Парни-прилипалы
Турецкие мужчины занимают мужскую жизненную позицию. То есть, проявляют активность. Поначалу она кажется досадной: идешь по улице и смотришь по сторонам, если твои глаза встречаются с мужскими, это повод для мгновенного знакомства. Турок здоровается, быстро говорит комплимент, быстро приглашает на чай. Он как бы на работе (заманивает прохожих в свой магазин/кафе), поэтому далеко идти не придется. Приглашением можно воспользоваться без страха - чаепитие, равно как и основательная трапеза за счет турка, не влечет за собой ровным счетом ничего.
Если он вам не понравится. Что не факт.
Типажи турецких парней довольно разнообразны. Основной, соответствующий нашим представлениям о прекрасном - а ля Орландо Блум. Каждый десятый парень в Стамбуле - вариант Орландо. На худой конец, Дастина Тимберлейка.
Также в ассортименте имеются Рики Мартины, Кеану Ривзы и все остальные голливудские стандарты с темными волосами и карими глазами. Говорят, что существует вид светлоглазых турков, но в Стамбуле я их не встречала.
- Привет! Ты сама откуда? Ты очень красивая, правда. Заблудилась?
- Нет, спасибо.
- Извини. Я могу пригласить тебя на чай? Или, может, немного ракии?
- Нет-нет.
- Можно, я тебя провожу? Просто немного побуду рядом? У тебя прекрасные глаза.
И так до бесконечности. Остается расслабиться, и представить, что это бульвар Сансет, а парень с монологами о моей красоте - реальный Тимберлейк. Сразу становится легче, и мы идем пить чай, есть салат, курить кальян.
Если меня попросят выделить основную черту турецкого характера, я скажу: "Назойливость". В гостеприимности, в ухаживании, в сервисе. В простом человеческом общении. Те турки, которые хотят выглядеть европейцами, свою назойливость жестко контролируют.
В Европе люди живут более обособленно. Это и трагедия, и преимущество. Турки более сплочены, связаны между собой. Но в сравнении со столь же темпераментными испанскими парнями, которые так же легко знакомятся и идут на контакт, турки используют раздражающий напор. В то время как испанцы не напирают совершенно, оставляют зазор, в котором ты можешь дышать и двигаться, как тебе угодно.
Вопрос в чувстве меры. В Турции только избранные знают о существовании такого вопроса.
Но этих умеренных и евроепизированных достаточно, чтобы позволить себе ежедневный богатый выбор и менять девичьи пристрастия каждый вечер (если удастся сбежать от вчерашнего фаворита).


Мечеть и кальян
В конце дня я возвращаюсь в отель, обремененная покупками, и на горизонте вырисовывается мой благодетель Хакан. Он вовсе не толстый, не лысый и не прилипчивый, как я подозревала. Он - высокий, красивый, умный и дозированный.
Я высказываю пожелание: кальян. Я кальянозависимая девушка, которая несколько месяцев мечтает о беспрестанном курении водяной трубки в азиатском антураже, а потом едет в одну из восточных стран и предается этому гедонистическому пороку.
Хакан воспринимает мои слова, как указание к действию. Через десять минут мы оказываемся в стамбульском центре кальянокурения. Десятки наргиле-кафе у подножия огромной мечети. Неплохое сочетание: дом молитвы и курительное заведение.
Мы усаживаемся у самой стены. На нами горит окно - уже глубокая ночь, а в мечети что-то происходит. Слово за слово, разговор переходит на личности. Хакан расспрашивает меня о моих сексуальных пристрастиях. Я показываю ему мужчин, которые кажутся мне привлекательными. Меня не интересуют студенты, а их здесь больше всего. Я указываю ему на пару немолодых собеседников. Один из них выглядит как хозяин отеля или ресторана, другой больше тянет на джазового музыканта. Или на физика-теоретика.
Хакан готов познакомить меня с ними: "Почему ты стесняешься? Нет проблем." И мне кажется, что если бы я была одна, проблем действительно не возникло бы. Физик-джазист мрачно и с вожделением поглядывает на меня из-под своих модных очков с толстой оправой.
Хакан женат, но он флиртует, рассказывая о своих планах на будущее. Он строит недорогой отель типа guest-house, планирует в ближайшие годы вложиться в дорогой отель. Его привлекает европейская роскошь, я возражаю - коммерчески успешным для Стамбула будет пресыщенный стиль гарема. Хакан и сейчас не беден, но очень скоро он будет по-настоящему богат.
Он раскрывает страшную тайну моего приезда в его отель. Получив письмо, он нашел мою фотографию в интернете и захотел познакомиться. Я начинаю злиться по инерции, но почему я злюсь? Этот мужчина ухаживает за мной. Что в этом плохого? Что делают с женскими сердцами наши ледяные пенаты? Полная заморозка желаний. Как только речь идет о чувствах, включается голова.
И голова сигнализирует: "Опасность". Что может быть опасного в этом элегантном молодом человеке, который поит меня шампанским в ресторане с видом на ночной Стамбул?


Нетрадиционный секс
Вечер продолжается разговорами об особенностях национального турецкого секса. Я спрашиваю о гомосексуалистах, и семя падает в плодородную почву. "Ты знаешь, кто перед тобой?" - гордо спрашивает Хакан. "Автор единственного в мире путеводителя по Турции для геев". Отчаянный женолюб Хакан действительно написал турецкий раздел тургида для геев и лесбиянок "Спартакус". Среди мест, где сторонники нетрадиционного секса найдут полное понимание, значится его отель "Абрикос".
Вот в чем дело! Все эти приятнейшие молодые люди, все эти Руперты Эверетты день и ночь скребущиеся в двери моего номера с предложением покушать вместе - геи! Ничего удивительного. настоящий Эверетт тоже гомосексуалист. Я совершенно не расстроена и не озадачена. Кроме соседей по отелю у меня есть целый город одиноких красавцев, жаждущих романтической встречи с белой журналисткой.
Мы совершаем рейд по ночным клубам для геев и трансвеститов. Турецкие гомосексуалисты производят на редкость здоровое впечатление. В отличие от наших упаднических заморышей, эти - широкоплечи, мужественны. Любой - готовая модель для графики Тома оф Финланда.
Гей-заведения сильно отличаются по атмосфере. Одни предназначены для мужчин постарше, здесь знакомятся, разговаривают, пьют пиво и почти не пляшут. В других местах лиц не разглядеть, музыка гремит, и партнера можно выбрать только по его движению в танце. В какие-то точки пускают женщин (конечно, лесбиянок), где-то - чисто мужское общество.
Отдельные кафе существуют для парней, любящих приодеться девчонками. Шикарнейшие драг-квин разгуливают по Истиклал, главной улице ночного Стамбула. Семь из семи моих турецких вечеров я провела именно здесь: dolce vita, невыносимая легкость бытия, деликатесы для желудка, ума или сердца присутствуют в квартале тысячи ресторанов.


Турчанки
Чтобы понять мужчины, посмотри на его женщину. Избегая сотен, совершая сложные траектории между четырьмя мужчинами, избранными мной для услады стамбульских каникул, я наблюдала за поведением женщин и расспрашивала моих новых друзей. Все они разными словами, увиливая или цинично, поведали мне примерно следующее.
"Турчанки - гнусные, лживые, избалованные стервы, которые держатся друг за друга, жестко используют мужчин и ни в коем случае не могут быть им преданными друзьями". Девочки, живущие в Турции! Не обижайтесь. Это не я сказала, а ваши отечественные мужчины.
Как говорят в известном сериале, правда всегда где-то там. За семью печатями. Я попробовала надломить хотя одну из печатей, самую поверхностную. Очень трудно понять за неделю, что на уме у женщин, которые не торопятся вступать в контакты с иностранкой, потенциальной захватчицей. Турчанки осознают, что происходит с их парнями и куда они так жадно смотрят. И сами стараются выглядеть, как героини сериалов "Секс в большом городе" и "Друзья". На практике это выглядит как игра в друзей.
В упоительных стамбульских уличных кафе (они обычно расположены или на старом кладбище, или в дворике, который бы в Европе назвали "патио") я видела множество компаний. По большинству они однополые. Парни обсуждают учебу, мужчины политику, девушки всех возрастов - покупки. Женщины постарше в кафе не ходят.
Если же вдруг - о чудо - на глаза мне попадалось что-то вроде "три парня/две девушки", то их общение вызывало кривую улыбку. Они были вместе, и каждый сам по себе. Девушки перекидывались намеками, мужчины смущались, но крепились. Не возникало привычной для европейской молодежи атмосферы расслабленности и доброго панибратства.
Смешанные компании турецких юношей и девушек не становятся семьей. Они механически повторяют то, что видят в сериалах, но это вступает в противоречие с традицией мусульманского общества. На традицию можно плюнуть в припадке юношеского нигилизма, но так просто от нее не избавишься.
Традиция сильна. Примерно треть девушек одеваются по-европейски, модная одежда продается на каждом углу и стоит дешево. Две трети придерживаются особой местной моды. Голова покрыта платком. Он повязан очень плотно и уходит под воротник блузки (здесь почему-то любят кофточки в мелкую клетку). Самой популярной турецкой летней одеждой является платье-пальто до колена или чуть выше. Эта модель есть в любой коллекции последних лет. Более или менее элегантные, у настоящих модниц напоминающие камзолы, сшитые из льна и других натуральных материалов (синтетика не в ходу), пальтушки скрывают то, чего современные турчанки стесняются больше всего.
Задницу. Которая с каждым прожитым годом приобретает все более восточные очертания.


Вот в чем проблема
Лучше всех здесь выглядят турецкие школьницы. Они все сплошь - как из группы "Тату". Короткие клетчатые юбки, глубоко расстегнутые белые блузки, галстуки, вяло болтающиеся в районе пупка. Их накачанные ноги, бедра и груди вызывают самые бурные фантазии.
Чуть похуже, но все еще приемлемо выглядят студентки. Они ходят в спорт-зал и умело маскируют необратимые изменения фигуры. В этом возрасте начинается гонка: успешно выйти замуж, пока все на месте.
Мамы с детьми - это катастрофа. В музейных парках, где любят проводить время молодые стамбульские семьи, я встречалась с ними глазами, и обе мы чуть не плакали, разглядывая фигуры друг друга.
Моложе меня на десять лет и тяжелее меня на 50 кг.
Родившая турецкая женщина автоматически теряет любую сексуальную привлекательность. И дело здесь не столько в традиции, сколько в природе, под которую традиция веками приспосабливалась. Восточным женщинам необходимы их широкие одежды для создания хоть каких-то иллюзий.
Красивые стамбульские парни, такие же романтики, как их европейские братья, хотят красивой любви. Они готовы сказать вам что угодно. Сыграть любую роль. Ждать вас в условленном месте сутками. Исполнять желания без обещаний.
В день отъезда, спешно скупая на базаре яблочный чай, свежие сладости, узорчатые мисочки в подарок, я вижу Гаэля Гарсию Берналя. Он стоит у прилавка с пиратскими СД и улыбался мне улыбкой "все жизнь ждал только тебя". Мне действительно нужны пластинки с местной музыкой. И у меня действительно не остается времени, чтобы прямо сейчас, без промежуточных ухаживаний отправиться с ним в его маленькую квартирку где-то здесь, неподалеку.
Он почти ничего не говорит. Только смотрит выразительно, предлагая мне именно то, что я искала в дорогих магазинах и не находила. Он хорошо разбирается в музыке и моих пристрастиях. Но самолет на Москву через полтора часа. Благо аэропорт близко от города и ночью трафик спадает.
Мы едем на полной скорости, обгоняя машины. За рулем каждой из них сидит идеальный любвник, голливудский стандарт совершенства.
И все они остаются позади.

Я девушка, тихая, скромная, ТИХО УБЬЮ, СКРОМНО отпраздную!

Под самым красивым хвостом павлина скрывается самая обычная куриная Так что меньше пафоса, господа. (Раневская)

Би знакомства в вологде
Знакомства в спб метро
Знакомства для мусульман в уфе
Знакомства на одну ночь в кемерово
Знакомство сайт ася